Россия и ПРО в Европе: дежавю с ракетами

43844.jpgСобытия вокруг размещение элементов ПРО в Европе в последние дни развиваются весьма стремительно. Хотя это – лишь пусть и центральный, но все же лишь один из фрагментов большой игры РФ и Запада.

Вот 17 ноября Европарламент принял резолюцию по Абхазии и Южной Осетии, в которой впервые было употреблено слово “оккупация”. В документе содержался призыв к России вывести войска из этих грузинских регионов и допустить туда европейских наблюдателей. В докладе отмечалось, что эти регионы должны быть объявлены “оккупированными территориями”. Кстати, накануне президент Грузии Михаил Саакашвили сказал, что принятие Европарламентом резолюции, в которой появится термин “оккупация”, станет историческим событием.

В России сначало продемонстрировали, по давней традиции, не совсем адекватные телодвижения. В Госдуме РФ Европарламент обвинили в политике двойных стандартов, указав, что «Россия свою позицию не изменит» и «как бы кто не относился к Абхазии и Южной Осетии, эти два государства уже появились на карте мира». Мол, другие государства, пусть и медленно, признают независимость республик.

Над этим можно было бы посмеяться и забыть (на заметку Госдуме: островное государство Науру, признавшее «независимость» грузинских территорий за скромную сумму, уходит под воду – его поглощает океан, так что скоро безмерное количество признавших Абхазию и Южную Осетию держав резко уменьшится). Но уже 21 ноября российский президент Дмитрий Медведев заявил о том, что российское военное вторжение в Грузию было действием, предпринятым, чтобы отбросить НАТО и не дать Альянсу реализовать свои намерения дальнейшего расширения за счет бывших советских республик.

До тех пор Россия заявляла, что российско-грузинская война 2008 года имела целью предотвратить «геноцид» в Южной Осетии, и НАТО сюда никоим боком не приплеталось. Выпад Медведева, смысл которого ясен только самим россиянам, свидетельствовал о том, что Москва начала новую атаку на Запад.

22 ноября американский Госдепартамент заявил, что он прекращает предоставлять России данные о своих вооруженных силах в Европе – выйдя из Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который требует такого обмена информацией. Россия приостановила свое участие в договоре еще в 2007 году, во время предыдущей эскалации напряженности между США и Россией. Соединенные Штаты заявили, что они не будут работать с Россией по обмену подобной информацией до тех пор, пока Россия не вернется за стол переговоров по ДОВСЕ. Кроме того, Сенат затормозил голосование по вопросу о назначении нового посла в России; сенаторы-республиканцы заявили, что Соединенные Штаты должны пересмотреть свой взгляд на то, имеет ли вообще место быть перезагрузка в отношениях.

Уже через день после своего первого заявления, 23 ноября, российский президент Дмитрий Медведев отдал приказ подготовить в связи с ситуацией вокруг системы ПРО в Европе введение в боевой состав радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении в Калининграде. Кроме того, военным поручена разработка мер, обеспечивающих “разрушение информационных и управляющих средств системы ПРО”. Медведев подчеркнул, что эти меры эффективны, адекватны и малозатратны. Также президент распорядился “в первоочередном порядке усилить прикрытие объектов стратегических ядерных сил”.

“Стратегические баллистические ракеты, которые поступают на вооружение Ракетных войск стратегического назначения и нашего Военно-морского флота, будут оснащаться перспективными комплексами преодоления ПРО и новыми высокоэффективными боевыми блоками”, – заявил Медведев. “Если перечисленных мер будет недостаточно, РФ разместит на западе и на юге страны современные ударные системы вооружений, обеспечивающие огневое поражение европейского компонента ПРО”, – также заметил президент.

Ранее в качестве ответа на развертывание ПРО в Европе Россия выражала намерение разместить в Калининградской области и в Белоруссии тактические ракетные комплексы “Искандер”. Несколько дней назад появилась неподтвержденная информация, что эти комплексы также могут быть развернуты в Краснодарском крае.

Таким образом, Россия в силу ведомых лишь ей причин в который уж раз поскакала что есть мочи к очередной пропасти «холодной войны».

В то же время, наблюдая за этими событиями, невозможно отделать от ощущения дежавю. Когда-то мы все это проходили.

Действительно, ровно три года назад, в конце 2008 года в своем первом послании Федеральному Собранию президент РФ Дмитрий Медведев указал на осуществление в ближайшем будущем Россией некоторых шагов во внешнеполитической сфере, которые не смогут остаться незамеченными международным сообществом. И уточнил: речь, прежде всего, идет о планах российского военно-политического руководства развернуть в Калининградской области оперативно-тактические мобильные ракетные комплексы «Искандер-Э» (обозначение 9K723, по классификации НАТО – SS-26).

Это, по словам президента РФ, должно стать ответом Москвы на развертывание третьего позиционного района американской системы ПРО в Европе. Частью такого ответа являлись и планы осуществлять радиоэлектронное подавление американской ПРО.

Тогда рассказы Медведева о размещении «Искандеров» под боком у НАТО международные эксперты квалифицировали как вывод диалога (точнее – споров) по американской ПРО на новую орбиту. Речь шла об абсолютной нессиметричности ответа как в военно-политической, так и чисто военной плоскости. Как известно, аргументы Белого дома состояли в том, что третий позиционный район ПРО в Польше и Чехии – это защита от ракетной угрозы с Ближнего Востока. Можно было спорить об истинных возможных целях этой ПРО в Европе, но только не о том, что это – исключительно оборонительное оружие.

При этом и тогда было ясно: предыдущие заявления господина Лаврова, фактически повторенные в обращении президента Медведева о том, что американские ракеты (противоракеты) нацелены на стратегические объекты России и таким образом представляют угрозу, никакой критики с военной точки зрения не выдерживают. Поскольку непонятно, на какие объекты могут нацеливаться противоракеты, предназначенные исключительно для перехвата в воздухе ракет противника в ходе ракетных атак.

Вместе с тем речь шла и идет о размещении в ответ в Калининградской области чисто наступательных комплексов «Искандер» (являясь оперативно-тактическими, в условиях Европы они вполне могут решать и стратегические задачи). Их можно, конечно, по примеру российского Генштаба называть «оружием сдерживания», но если речь идет о «сдерживании» противоракет ПРО, то дискуссия сползает в плоскость откровенной демагогии с российской стороны.

В общем, как видим, Медведеву и компании за три года не удалось ровным счетом ничего скреативить. Как придумали три года назад страшилку, так и носятся с ней, не меняя даже деталей. Остается открытым вопрос – отчего на Западе на нее до сих пор ведутся?

Но есть в этой веселой истории еще один момент. Высказанные президентом Медведевым планы военно-политического руководства России открывают широкий маневр для размещения в Европе каких угодно вооружений под самыми притянутыми за уши формулировками. Россияне наверняка возразили бы, что инициатором этого стали США со своей ПРО. Можно верить и в это, но на момент их инициативы речь шла о четком разграничении возможности размещения наступательных и оборонительных вооружений. А сейчас, в общем-то, этот нюанс для всех будет абсолютно неважным.

Залишити відповідь